Огонь, ярость и планы превентивных ударов

12.08.2017 14:29 ru.journal-neo.org
«Пламя и кровь!», «Нам — ярость!» — эти и другие девизы из телесериала «Игра престолов» вспомнились автору после того, как на поле для гольфа в Нью-Джерси президент США Дональд Трамп заявил репортерам, что «лучше бы Северной Корее не угрожать более Соединенным Штатам; (иначе) они столкнутся с огнем и яростью, которые мир никогда не видел».

И хотя, как сообщает Reuters, эта фраза была экспромтом, контекст, в котором она была сказана, а также последующие заявления американских и северокорейских политиков говорят о том, что рутинное для полуострова «осеннее обострение», связанное с проведением крупномасштабных маневров Ulchi-Freedom Guardian (которые в 2017 г. начинаются 21 августа), разыгрывается раньше срока.

При этом вероятность перехода конфликта в горячую фазу остается на уровне тридцати процентов. Да, усилия Москвы и Пекина и их концепция «двойной заморозки» частично сдерживают тренд на конфликт, но на другой чаше весов – северокорейская МБР, существование которой как возможность нанести удар по континентальной части США политически и психологически неприемлемо не только для Вашингтона, но и для значительной части населения страны. А также – новая резолюция СБ ООН: хотя санкционный удар получился менее серьезным, чем планировали США, в КНДР ему все равно не обрадовались, и определенное поднимание ставок имеет место быть.

Итак, после принятия резолюции северокорейский Комитет за мир в Азиатско-Тихоокеанском регионе распространил во вторник заявление, в котором говорится о мерах, которые могут быть приняты Пхеньяном в ответ на санкции, предусмотренные резолюцией Совета Безопасности ООН. «Враги не должны забывать, что мы готовы предпринять беспощадные стратегические меры, включая физические действия, полностью мобилизовав нашу национальную мощь». Сама резолюция в заявлении названа «гангстерским действием, которое стремится нарушить суверенитет и права на существование и на развитие КНДР».

А в кулуарах встречи стран Азиатско-Тихоокеанского региона в Маниле глава МИД КНДР Ли Ён Хо заявил, что Пхеньян готов «преподать Вашингтону жестокий урок с применением ядерного оружия».

Одновременно в американских СМИ пошел веер сообщений о северокорейской военной мощи. Вначале телеканал Fox объявил, что через полгода КНДР сделает водородную бомбу, а затем газета The Washigton Post, со ссылкой на экспертов военной разведки США, сообщила, что Пхеньян успешно изготовил миниатюрные ядерные боеголовки весом не более пятисот килограммов, которые могут быть размещены на баллистических ракетах, преодолев таким образом ключевой рубеж на пути к становлению полноценной ядерной державы. Кроме того, как отмечается в газете, по последним данным Вашингтона, в атомном арсенале КНДР находится 758 кг высокообогащенного урана и 54 кг плутония, что позволяет создать до 60 единиц ядерных зарядов, хотя некоторые независимые эксперты считают, что это количество бомб сильно завышено. По словам директора американского Института науки и международной безопасности Дэвида Олбрайта, в конце прошлого года в ядерном арсенале Пхеньяна имелись 30 боеголовок, а 60 она получит к 2020 году.

Все это напоминает преддверие второй иракской войны, которая, напомним, начиналась не под разговоры о том, что народу Ирака надо принести демократию, а в контексте заверений о том, что режим Саддама вот-вот запустит ракеты с химическим и бактериологическим оружием, и если не остановить его сейчас, будет поздно.

Кроме президента, агрессивной риторикой отличился целый ряд сановников. 8 августа в интервью телекомпании Fox News заместитель помощника президента США Себастьян Горка открыто заявил, что США как «гипердержава» не должны поддаваться шантажу такой лилипутской нации, как КНДР. «Это лилипутская нация, если вы сравните ее с нашими возможностями. …И это не что иное, как шантаж, а мы не поддаемся шантажу; и Северная Корея, и глава сталинского режима Северной Кореи не должны провоцировать президента».

Министр обороны США Джеймс Мэттис также заявил, что «КНДР следует прекратить размышлять о любых действиях, которые приведут к концу ее режима и гибели ее народа», ибо «КНДР потерпит поражение в любой гонке вооружений или конфликте, который она инициирует».

Очень показательна и реакция тех протестантских кругов, для которых КНДР – патентованное государство Зла. Так, вхожий в Белый дом пастор Роберт Джеффресс из т.н. Мегацеркви Далласа, процитировав «Послание к Римлянам», заявил, что господь дал Трампу власть сокрушить Ким Чен Ына. Что же до запрета платить злом за зло, то, по мнению пастора, на нехристиан он не распространяется.

Сенатор-республиканец Джон Маккейн, однако, заявил в эфире радиостанции KTAR, что не очень понял риторику Трампа и не верит в его готовность обрушить на КНДР ярость и огонь: «Если ты заявляешь о намерениях, то должен знать, что сможешь их исполнить. Я не уверен, что президент готов к действиям».

Общественное мнение США тоже восприняло фразу президента по-разному. С одной стороны, иронические реплики вроде разошедшегося твиттера некого Noah Rothman: «Я читал заявление Трампа по Северной Корее и думал, что это обращение Северной Кореи к Трампу». С другой – есть исследование, из которого следует, что 75 процентов американцев считают ядерную программу Северной Кореи «критической угрозой» США.

Поговорим теперь про северокорейский ответ, помимо очередной порции заявлений в стиле «воинственные силы США безумно бешенствуют в истерике войны». Спустя несколько часов после реплики Трампа 9 августа 2017 г. ЦТАК распространило заявление представителя Корейской народной армии, в котором было открыто сказано, что «Стратегические силы КНА тщательно изучают план удара по районам острова Гуам с помощью баллистических ракет средней дальности «Хвасон-12», чтобы блокировать главные военные базы США». Указанный план в кратчайшие сроки представят верховному командованию, и он будет незамедлительно приведён в действие в случае поступления соответствующего приказа.

Подобный план, по мнению северокорейских военных, является ответом на тестовый запуск США баллистической ракеты Minuteman III и регулярные полеты в регионе американских стратегических бомбардировщиков, которые базируются как раз на Гуаме.

10 августа ЦТАК дало подробности. План будет окончательно разработан в середине августа и предусматривает запуск четырёх баллистических ракет средней дальности «Хвасон-12», которые должны приземлиться в 30-40 км от Гуама (за пределами территориальных вод, но достаточно близко).

Так Пхеньян покажет, что и ракет больше одной, и возможность достать американские базы – не результаты перерасчетов высотных траекторий, а вполне себе реальность. Маршрут ракет проляжет над японскими префектурами Симанэ, Хиросима и Коти. Как заявляют в Пхеньяне, целью запуска является сдерживание американских сил в Азиатско-Тихоокеанском регионе. После завершения работы над планом он будет представлен Ким Чен Ыну, который отдаст приказ о его реализации в форме реального удара или демонстрации силы.

Конечно, разработка планов сама по себе – признак угрожающих тенденций, но не повод для истерики. Иначе, если трактовать такие планы как «КНДР хочет напасть на Гуам», придется что-то делать с известными планами ликвидации высшего руководства Северной Кореи. Формально это такой же план, ждущий своего часа и утверждаемый руководством в критической ситуации.

А то совсем недавно советник президента США по нацбезопасности Герберт Макмастер порассуждал на тему легитимности устранения лидера КНДР Ким Чен Ына. Когда в дискуссии на телеканале MSNBC его спросили, насколько легитимно «убрать» северокорейского лидера, Макмастер сказал, что все зависит «от юридического обоснования» или того, «какова природа риска и оправдан ли он защитой вашего народа или ключевых интересов». При этом США могут и не предупредить Китай о превентивном ударе по КНДР – «это будет зависеть от обстоятельств».

Дело в ином. Как рассказал сенатор-республиканец Линдси Грэм в интервью CBS News, военное столкновение с Северной Кореей «абсолютно возможно» в двух случаях. Либо северяне «атакуют Гуам, либо они «затронут другие интересы американцев или их союзников (широкая формулировка, не правда ли?)». «Если Северная Корея продолжит работать над созданием межконтинентальной баллистической ракеты с ядерной боеголовкой, которая попытается и сможет достичь нашей земли, мы также будем действовать».

В общем, на обнародование плана атаки Гуама в МО США рассказали про план превентивного удара по северокорейским пусковым установкам, который уже подготовлен и будет исполнен в случае приказа президента США. Удар конвенционным оружием будет нанесен с помощью стратегических бомбардировщиков B-1B, дислоцированных на Гуаме, и отрабатывали эту операцию военные еще с мая. «Двойки» бомбардировщиков будут следовать к цели под охраной истребителей и беспилотников, при поддержке самолетов-дозаправщиков и самолетов дальнего радиолокационного обнаружения. Что же до возможности поражения северокорейскими ракетами авиабазы на острове Гуам, то, как заявил советник по вопросам национальной безопасности Гуама Джордж Чарфуорс, благодаря эффективным системам ПРО THAAD и других системам ПРО, такая возможность равна 0,0001%.

И весь этот обмен планами атаки и жесткими заявлениями идет на фоне общего тренда на обострение, о котором автор не раз напоминал. Как американская зависимость политика от общественного мнения, так и северокорейская идеократия накладывают на поведение лидера существенные ограничения и сужают его пространство для маневра. Взаимная малоинформированность добавляет к этому малое понимание мотиваций оппонента, а демонизация – ситуацию, когда курс на силовой вариант получает моральное оправдание.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

Комментарии

Добавить комментарий